Кирилловецъ, монархическiй сюрреалистъ (kirillovec) wrote,
Кирилловецъ, монархическiй сюрреалистъ
kirillovec

Categories:

осмыслимъ кино (30) : не только холодно -- нелучезарно !

Оригинал взят у galkovsky в PS-15. ПОЧЕМУ “ХОЛОДНОЕ ЛЕТО 1953 ГОДА» ОТВРАТИТЕЛЬНЫЙ ФИЛЬМ

[Мои комменты такъ. Кирилловецъ ]









В политической жизни каждого народа есть даты печальные, трагические. Но есть также даты радостные. При всём том, что макрособытия распадаются на ряд неоднородных фрагментов, общий тон ДАТ, которые бывают раз в 10-20-50-100 лет, понятен. 1941 год - для русского народа одно из самых мрачных событий в многовековой истории. 1945, при всех издержках, – великая Победа. 1917 – крах русской государственности. 1957 и 1961 – прорыв в космос. Это, повторяю, очевидно. Есть множество годов серединка на половинку, их большинство («1910», «1966», «1981»), а есть Вехи Истории.

1953 и 1956 это Вехи, когда судьба огромного народа повернулась к лучшему. Резко и в самой стремнине жизни.

В 1953-1956 в СССР было отменено государственное рабство. Система государственного рабовладения была окончательно установлена к концу 20-х и просуществовала четверть века. При рабовладельческом строе родилось и выросло два поколения, рабовладельческий быт устоялся, и, казалось, просуществует века. [Кому какъ . Масса людей , включая мою родню и друзей дома, полагала, что вскорости надорвётся, и что подъ тяжестью народныхъ проклятiй рухнетъ.  Полагала не только въ 1953мъ, но и раньше. ]

КАК ВДРУГ… Вдруг в одночасье десятки тысяч рабских казарм были закрыты, а люди выпущены на свободу. Причем произошло это мгновенно и без серьёзных эксцессов. В начале 1953 рабовладельческая сатрапия с величайшим гением всех времен и народов на фараоновой колеснице, а уже летом 1953 чучмека свалил другой чучмек, рабов стал отпускать. Второму чучмеку дали подножку, кепка покатилась по дороге, немного запнулись (кампания борьбы с перегибами Берии, который «вредительски стал отпускать из лагерей заключенных» – этот миф и обыгрывается в фильме), в 1954 процесс продолжили, а в 1956 вообще ликвидировали систему азиатской деспотии. Мол, никакого Ким Чен Ира нет, а Ким Ир Сен был природный демократ, идеи которого извратили.

Эта великая революция, к тому же, повторяю, обошедшаяся без большой крови. [И даже безъ большого банкротства : подневольный трудъ заключенныхъ былъ не столь ужъ и производителенъ/рентабеленъ. Хуже того, система лагернаго труда была неспособна работать безъ уклона въ гигантоманiю, что было не только экономически, но и и политически опасно: перепроизводство начальственныхъ лампасъ, пусть и конвойныхъ,  часто оборачивается разрухой и смутой.]

Как это подаётся в фильме? Действия разворачиваются на фоне депрессивной северной природы, а ля «Левиафан». Выпуск людей из зон изображается торжеством уголовников, которых, в общем, правильно держали в лагерях (повторяю, это миф сталинистов 1953 года, сопротивлявшихся реформам Берии, которые он, впрочем, проводил не сам, а как человек служивый). Северорусская деревня показана как стойбище троглодитов, фактически генетических вырожденцев. Местные власти – иерархия идиотов. [Кстати именно по итогамъ "Левiаѳана" и стоило переосмыслить данную фильму про 1953 годъ.] Есть два положительных персонажа–вольноотпущенника. Сломленный и деморализованный победитель во второй мировой войне и столь же опущенный интеллигент. Они в два ствола отбивают деревню у взбунтовавшихся рабов, при этом власти им только мешают. Один из героев гибнет, а его напарник уезжает в Москву и навещает семью погибшего. Где того не знают, и знать не хотят. Занавес.

Ещё до премьеры Папанов умер и советская критика стала это изображать логическим продолжением снимавшегося депрессняка. Мол, не выдержало сердце актёра холодного лета 1953. [ Забавно что Галковскiй не вспоминаетъ своихъ же собственныхъ мыслей изъ эссе "Русская политика и русская философiя ", -- что пошлостью является анти-актёрство, когда герой на глазахъ публики развоплощается, превращается въ члена актерскаго коллективчика -- въ титрахъ появляется микросюжетъ на кончину Папанова, и онъ въ нёмъ дрожащiй до желанiя его пнуть выработанный интеллигентъ. Скажете, не такъ ? ]

Напомню, что сам фильм снимался в контексте ещё более грандиозной демократизации Горбачёва. Горбачёвская перестройка должна была вызывать рёв восторга и прилив невиданного энтузиазма (как это и было в 60-е годы). Но был включён ряд социальных замедлителей – здесь антиалкогольная кампания алкоголиков, там чернобыль. Чтоб было совсем понятно, стали отнимать деньги. А вот и «холодное лето» понюхайте. Будет вам оттепель, конкуренты противные.

Кроме всего прочего, стилистически «Холодное лето» китч. Это вестерн, снятый с нарушением жанра. Например, свойственная вестернам легкая эротичность в фильме вырождается в страшилки для сексуально озабоченных советских людей (амнистия извращенца Берии - это западная вседозволенность, секс, эротика, эротика это собачьи свадьбы уголовных зверей). Потом вестерн это героический эпос фронтира с образцово-показательным наказанием плохих парней. В «Холодном лете» один герой умирает и получает посмертное глумление («говорите, мой папа умер, а кто это? я никакого папы не знаю»), а второго всю дорогу бьют, а потом забывают. Девушку, которую он пытается спасти - насилуют и душат.

Это конечно логическое развитие советского рабства. Раб не может быть героем. Поэтому героев в советской культуре нет. Герой это персонаж, умирающий, но одерживающий победу и, вследствие этой победы, обретающий бессмертие. [Славу для рода, общины и сословiя какъ минимумъ. Кирилловецъ ] Геракл или Ахилл за свои подвиги были приравнены к богам и взяты на Олимп. Гамлет или король Лир умирают, но восстанавливают справедливость – «распавшуюся связь времен».

Советский герой получает в результате своей геройской смерти шишку. Вот и всё. Это в советской культуре считается героизмом, а описание получения шишки – «высоким искусством». Которым часто прикрывали художественную беспомощность произведения. Псевдомногозначительный «бад энд» это фирменный знак советского кинематографа и советский культуры в целом. Да и самого СССР.

[Про Обломъ какъ основной сюжетъ сов. кино брежнихъ временъ смотрите у меня тутъ . Кирилловецъ .]

Все очень просто. Христа не было - не было «смертью смерть поправ». В результате, что хотели, то получили. Шишку.










Интересно насколько жизнеутверждающ и позитивен перестроечный фильм 60-х «Живые и мертвые», где Папанов сыграл роль генерала-победителя Серпилина. [Такъ правильно : генералъ СЛУЖИЛЪ режиму. Кирилловецъ] А кончилось всё мёртвыми и живыми «Холодного лета». Где Папанов в контексте своей смерти смотрелся как зомби, а главный герой как зомби и был сыгран. С соответствующими погонялами – «Копалыч»-Папанов - «могильный червь» и «Лузга»-Приёмыхов - «оболочка человека». Ватник.
Оригинал взят у galkovsky в PS-16. КИНО И КНИГИ




Закончу про «Холодное Лето». Это именно вестерн, причём снимавшийся с пафосом 80-90-х, когда достижения Голливуда неимоверно переоценивались. Фильм снимали с прицелом на запредельный кассовый успех, который до этого сопровождал аналогичные кальки: вестерны же – «Неуловимые мстители» и «Свой среди чужих», а также фильм-катастрофу «Экипаж» и фильм про каратэ «Пираты 20 века». [Да, рыночно удачной фильма была. Но скоро забылась. ]

С точки зрения стандартного неореализма, господствовавшего в советском кинематографе, суперменство «Лузги» было сказочной условностью, причём режиссёр, севший в чужие сани, застрял на полдороге, так что получилось ни туда, ни сюда. Для вестерна слишком занудливо и многозначительно, а для психологической драмы - ситуационно неправдоподобно.


Вероятно, чтобы исправить положение, надо было воспроизвести каноны вестерна полностью – с хепи-эндом, бОльшим экшеном и чёрным юмором.

Вероятно, негативное отношение к властям надо было оставить, уголовников сделать более глупыми и трусливыми (и более многочисленными, чтобы дольше и эффектнее отстреливать). Девушку следовало бы вовремя спасти, а потом сделать невестой главного героя. [Кстати, барышня была собою неправдоподобно хороша. Солнышко такое. Куда ея потомъ засунули? ] Умерший напарник должен был бы получить посмертное воздаяние – светлую память и награду. И если совсем оставаться в перестроечных рамках, то герой с девушкой должны были бы взять кассу – какой-то чемодан с награбленным, и уйти через финскую границу. Подобный сюжет, кстати, есть в другом фильме того времени, тоже со всячинкой, но чуть менее противном - «Дорога в рай».

В этом случае речь бы шла о деморализации государственной, но всё же не личной. То есть: СССР плохой-слабый, а ты, зритель, хороший и сильный. Борись и тебе повезет.

Но и в этом случае фильм был бы конечно предательским. Потому что здесь люди предали бы культуру неореализма, причём вообще в наглую, без политеса. А неореализм при всех его недостатках был конгениален культуре реализма русского. (...) [А ужъ безъ хэппи-энда получилось не только предательски относительно стиля и матерiала, но и тоскливо. Опять обломъ, называется. Обломъ, ненужный даже для неореалистической поэтики. ]



полностью мои обзоры достойнаго интереса кино



.
Tags: Русские, гражданственность, осмыслимъ кино!, пошлость и похаба, совок, честь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments